Алексей Страхов




Лешке было 37. Это был Сыщик с большой буквы. Мало, кто знает, что именно он в свое время задерживал Фишера, Головкина - маньяков-убийц и насильников детей (в отличии от имен самих преступников, о которых сняты фильмы, имена сотрудников, которые непосредственно задерживают их - всегда остаются в тени).

Прошел Афганистан, но никогда про это никому не рассказывал - его друзья узнали об этом только после его ухода от безутешной матери. Отец Алексея погиб в 35 лет - спасая людей из-подо льда.
За два года до смерти Алексей получил в подарок открытку из Иерусалима, которая у него начала мироточить - Иисус плакал, и его слезы, пахнущие миррой, стекали прямо на Лешкин рабочий стол. Это сочли великим чудом, приезжали священнослужители, приходили просто любопытствующие...А Лешка сказал: "Я пережил свою смерть".... И стал рисовать картины и писать книгу, которая обязательно будет здесь опубликована.

Лешка, ты был надежным тылом каждому, кто ходил с тобой в разведку. Такие Мужчины, как ты - приучают женщин быть слабыми, но что же делать, когда Вы - уходите?...
Помнишь, ты тихо говорил -"Прорвемся, скажут опера...."

Есть вещи сильнее смерти - любовь, дружба и память...Пока живы те, кто помнит и любит тебя - смерть бессильна. И пусть мир знает об этом!

Вот строем идем и как прежде рисуем иконы,
Мы кровью своею на белом хрустальном снегу...
В багровых тонах появляются лица знакомых,
Любимых и тех, перед кем мы были в долгу.

Но мы расплатились, узнавши, как падает солнце,
Как тихо стоит опрокинутый мир над тобой,
Как катится счастье монеткою медной на донце,
А время течет сквозь разжатые пальцы водой.

Мы поняли то, что казалось еще непонятным,
Мы стали мудрее и взвесили тяжесть потерь.
А годы спешили, летели путем безвозвратным,
Ах, Боже, скажи нам, что было, что будет теперь?

Но нам не ответят, - здесь в моде другие законы,
Напрасно гадать, что положено нам на веку!
Мы только идем и рисуем, рисуем иконы
Кровавою краской на белом хрустальном снегу...

Помним.........



ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД