Свекровь, похожая на сон.
Автор - Наталья Травкина
 

Свекрови, так же, как и тещи, бывают разные. Как говорится, каждая мать надеется, что её дочь будет счастливее в браке, чем она сама, но ни одна мать не ожидает, что её сын женится удачнее своего отца…

***

- А теперь положи туда обжаренную свеколку, и всё - можно выключать, - говорит мне мой муж, - через пять минут всё будет готово. И следи, чтобы не перекипел, иначе борщ будет не такой, как у мамы...

Как у мамы! Соли положи столько же, как у мамы. Тесто не такое сдобное, как у мамы. Сколько раз я слышала это его "как у мамы" - тысячу, пять тысяч раз? Ну-ка, займусь арифметикой - мы живем уже шесть лет, если умножить на триста шестьдесят пять дней да как минимум на три раза в день - это что же получается - шесть тысяч пятьсот семьдесят раз?
"Вот это да!" - поражаюсь я собственному терпению, расставляя тарелки и подкладывая под каждую накрахмаленную салфеточку - как у мамы! Потом режу "Бородинский" хлеб, выставляю салат и зову своего любимого обедать.

- Завтра приезжает мама, - сообщает мне Миша, целуя в шею, - ты уж будь добра, не подведи!
Я чувствую, как леденеют кончики пальцев, заставляю губы растянуться в улыбке и сообщаю:
- Я очень рада. Что мне одеть? Что приготовить?
- Платье в горошек. То, которое подарила мама. На обед, я думаю, "Кальмары по-дальневосточному", суп-пюре, салат "Охотничий", да, и хлебушек купи свежий, "Бородинский". Кроме того, надо, наверное, сменить шторы, повесить сюда те, с рюшечками, мамины любимые.
Чувствуя себя Золушкой, получившей из рук "заботливой" мачехи список дел на ближайшие сутки, начинаю репетировать в уме уже сейчас:
- Мама, мы вас так любим! - гладя шторы, с глупой улыбочкой на губах лепечу я и пытаюсь вспомнить - где я это уже слышала?
- Как ваше давление? - пытаясь вспомнить все "мамины" болячки, с заискиванием заглядывая в глаза, интересуюсь - Что пьете от почек? Как ваш радикулит?, - в роль вошла так, что даже сам Станиславский, пожалуй, крикнул бы "Верю!"…

Шторы поглажены, я бегу за тряпкой, и стремянкой, чтобы стереть пыль, потому как воображение рисует мне, как мама встает на табуретку и тянется, тянется своей костлявой рукой вверх, чтобы провести пальцами по антресолям, проверяя на наличие пыли. Затем совершаю ряд манипуляций с мылом, тряпкой и порошками, заставляя сверкать кафель в туалете и ванной.

Ближе к полуночи, падая в изнеможении на диван, вспоминаю о кальмарах "по-дальневосточному" и в ужасе понимаю, что кальмаров я не купила, а для того, чтобы они получились "как у мамы" их нужно минимум десять часов вымачивать в "мамином" маринаде. Бегу в магазин, ноги уже не слушаются, они вообще, почему-то меня не слушаются сегодня, отказываясь передвигаться с необходимой мне скоростью, и я нанимаю такси.

Замачивая кальмары, представляю как мама, дегустируя, приподнимает правую бровь, демонстрирует мне свою фирменную ухмылку и сообщает:
- Ну, милочка, в этот раз намного лучше, и всё же…
Я опускаю глаза и делаю мучительное усилие не подсыпать "милой маме" какого-нибудь яду.
- А вот салат, увольте, пробовать не стану - вижу и так, что с майонезом ты переборщила, а сыра пожалела…
- Да вот вы где у меня! - кричу я и бью тарелки одну за другой об пол. Звона я почему-то не слышу, а осколки летят не той траекторией, как мне хотелось бы...

- Успокойся, милая, я рядом, я здесь, - доносится откуда-то издалека голос моего любимого мужа, - Я с тобой. Говорил - не ешь на ночь! Вот кошмар и приснился… Про какие-то кальмары, салаты всё твердишь, что за гастрономические фантазии? Всё мама, да мама! Ты, наверное, очень по своим соскучилась? Завтра навестим…

И лишь когда я открываю глаза и вижу перед собой заспанное, перепуганное лицо Мишки, вспоминаю, что мой муж - сирота. А привередливая свекровь - это так, Светка вчера пожаловалась на свою Олимпиаду Матвеевну. И что я такая впечатлительная?

ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ