Кейо  

Много душ прошло через кузницу Ее глаз, через наковальню Ее души. Глиняные души крошились, ледяные таяли, стальные - меняли свою форму.
Она отдавала каждому кусочек сердца, пока его совсем не осталось. Сердце съели, как рождественский пирог. И в груди Ее поселилась ноющая пустота. И потеряла Она дар чувствовать красоту светлых звезд и хрустальных созвучий, и потускнели Ее глаза, и позабыла Она свое имя. И оставила Она свою гордость. И отправилась искать помощи. И пошла Она к Богу, но у Бога был сандень, и он не принимал. И пошла Она к Дьяволу, но Дьявол был в очередном запое. И пошла Она к смерти, но Смерть испугалась Ее, и захлопнула свои двери, и задвинула тяжелый засов.
И долго шла Она без пути. Соринки звезд смутно светлели в стекленеющем глазу вселенной. Зыбко мерцала реальность, обнаруживая прорехи. В них стоял Сумрак. И Она погрузилась в него. И растворилась в нем. И Сумрак принял Ее. И стала Она его частью. Тенью тени Ничто. Не меряно время в Сумраке и живет оно в нем по своим дорогам. Но и Сумрак бесконечен только для тех, кто ходит в нем по кругу. А свершать это в Сумерках может лишь Ничто, ибо путь его неискажен. На одном из витков своего бесцельного блуждания достигла и Ее тень края Сумрака, где поджидала Ее Память. Нет. Не Память - память. Маленькая и безымянная. И Она, не узнав свою память, проскользила мимо. Но споткнулась. И вскрикнула Она, ощутив внезапно, что есть у Нее ноги, и глаза, и голос, и то, что Она, кажется, нет, на самом деле есть. Сумрак исторг Ее, вернув Ей тело и личность.
Она стояла, глядя на рассвет. Вечность длилась. На плечо Ей села маленькая серая птичка.
- Ты - маленькая серая птичка, - сказала Она.
- Нет, - сказала маленькая серая птичка. - Не узнала! Не узнала! - поддразнивая, заскакала она по плечу. - Я - твое сердце. А ты - мое. Кейо! - вдруг пискнула птичка Ей в самое ухо, - Твое имя - Кейо! - вспорхнула и улетела вслед за отступающими сумерками.

ВЕРНУТЬСЯ К ОГЛАВЛЕНИЮ